Договор о колониях франция

В составе Французской колониальной империи

С 1881 г. по 1956 г. Тунис находился под протекторатом Франции

  • Место Магриб / Тунис
  • Исторический период От Арабов до конституции, Протекторат Франции (1861–1956)

С 1881 г. по 1956 г. Тунис находился под протекторатом Франции; он имел собственный герб, гимн, государственные деньги и почтовые марки.

Параллельно и под номинальным руководством местной родовой аристократии Тунисом управляла французская администрация во главе с губернатором.

Подписание договора в Бардо, по которому Тунис стал протекторатом Франции, май 1881 года неизвестен, Public Domain

В Тунисе появляются французские колонисты. Начинается строительство лицеев, железных и шоссейных дорог, портов, банков, предприятий по добыче полезных ископаемых (свинец, фосфорит, железная руда).

Под европейским и турецким влиянием в стране появляются националистические кружки («Молодой Тунис» — арабский вариант младотурок), которые к 1920 году кристаллизовалось в партию Дестур. В 1934 году эта партия раскололась на умеренное и радикальное крыло (Новый Дестур во главе с Хабибом Бургибой).

Поскольку во время Второй мировой войны Франция оказалась под немецкой оккупацией, территория Туниса подчинялась режиму Виши.

В 1942 году в Тунисе высадились войска Вермахта, которых спустя полгода заставили капитулировать союзники.

После войны, в 1947 году, французское правительство предоставило Тунису автономию и создало местную администрацию в лице тунисского Совета министров.

В 1951 году в стране началась забастовка, которая вызвала репрессии со стороны французских властей.

После назначения 13 января 1952 года новым управляющим французской колонии Жана де Отклока и ареста 150 членов партии «Дестур» 18 января 1952 началось вооруженное восстание.

После убийства профсоюзного деятеля Фархата Хашеда колониальной экстремистской организацией La Main Rouge («Красная Рука») начались демонстрации, массовые беспорядки, забастовки и саботаж.

Франция мобилизовала 70 000 солдат, чтобы взять под контроль тунисские партизанские группы. Только передача Тунису прав автономии французским премьер-министром Пьером Мендес-Франсом 31 июля 1954 года разрешила ситуацию.

3 июля 1955 года премьер-министр Туниса Тахар бен Аммар и французский премьер-министр Эдгар Фор подписали франко-тунисские соглашения. Они были одобрены на конгрессе в Сфаксе партии «Новый дустур» 15 ноября 1955.

20 марта 1956 премьер-министр Туниса Тахар бен Аммар и министр иностранных дел Франции Кристиан Пино подписали Меморандум о взаимопонимании, по которому Франция официально признала независимость Туниса. Но Франция сохранила военную базу в Бизерте.

Франция хотела свои силы сосредоточить на Алжире, где обострилась война за независимость, которая длилась с 1954 по 1962 годы.

КАМБОДЖА-ФРАНЦУЗСКИЙ ДОГОВОР 1863

Дипломатический словарь. — М.: Государственное издательство политической литературы . А. Я. Вышинский, С. А. Лозовский . 1948 .

Смотреть что такое «КАМБОДЖА-ФРАНЦУЗСКИЙ ДОГОВОР 1863» в других словарях:

КАМБОДЖИЙСКО-ФРАНЦУЗСКИЙ ДОГОВОР — 1863 О дружбе и торговле заключен 11 авг. в Удонге губернатором франц. колонии в Кохинхине, адмиралом Ла Грандьером и королем Камбоджи Нородомом. Согласно договору, Камбоджа вынуждена была признать протекторат Франции (ст. 1), к рая для… … Советская историческая энциклопедия

Камбоджа — Государство Камбоджа, гос во в Юго Вост. Азии. Первое упоминание страны Камбуджа относится к IX в.; согласно легенде, оно связано с именем родоначальника быв. царской династии Камбу. По другой версии гос во получило название от жившего с I в. на… … Географическая энциклопедия

Камбоджа — I. Общие сведения К. государство в Юго Восточной Азии, на полуострове Индокитай. На З. и С. З. граничит с Таиландом, на С. с Лаосом, на В. и Ю. В. с Вьетнамом. На Ю. и Ю. З. омывается водами Сиамского залива. Площадь 181 тыс. км2 … Большая советская энциклопедия

Французский Индокитай — Индокитайский Союз Union indochinoise Liên bang Đông Dương Колония Франции ← … Википедия

КАМБОДЖА — Королевство Камбоджа, государство в Юго Восточной Азии. На севере и западе граничит с Таиландом и Лаосом, на востоке и юго востоке с Вьетнамом, а на юго западе омывается водами Сиамского залива. Площадь Камбоджи 181,035 тыс. кв. км, численность… … Энциклопедия Кольера

ФРАНЦУЗСКИЙ ИНДОКИТАЙ — бывшее французское владение в Юго Восточной Азии, включавшее Вьетнам (с протекторатами Аннамом и Тонкином и колонией Кохинхиной), Лаос и Камбоджу. Эти три страны получили независимость 1954. Одновременно Вьетнам был разделен по 17 параллели, так… … Энциклопедия Кольера

КАМБОДЖА — (Cambodia) Общие сведения Официальное название Королевство Камбоджа (кхмер. (Preăh Réachéanachâkr Kâmpŭchea), англ. Kingdom of Cambodia). Расположена в южной части Индокитайского полуострова. Площадь 181 035 км2, численность населения ок. 12,2… … Энциклопедия стран мира

КАМБОДЖА — КОРОЛЕВСТВО КАМБОДЖА Государство в Юго Восточной Азии. На северо востоке граничит с Лаосом, на востоке и юго востоке с Вьетнамом, на западе и северо западе с Таиландом. На юго западе омывается водами Таиландского (Сиамского) залива. Территория… … Города и страны

Евразия — (Eurasia) Содержание Содержание Происхождение названия Географические характеристики Крайние точки Евразии Крупнейшие полуострова Евразии Общий обзор природы Границы География История Страны Европы Западная Европа Восточная Европа Северная Европа … Энциклопедия инвестора

Азия — (Asia) Описание Азии, страны, государства Азии, история и народы Азии Информация об азиатских государствах, история и народы Азии, города и география Азии Содержание А́зия — самая большая часть света, образует вместе с материк Евразию … Энциклопедия инвестора

ФРАНЦУЗСКИЙ ИНДОКИТАЙ

ФРАНЦУЗСКИЙ ИНДОКИТАЙ, бывшее французское владение в Юго-Восточной Азии, включавшее Вьетнам (с протекторатами Аннамом и Тонкином и колонией Кохинхиной), Лаос и Камбоджу. Эти три страны получили независимость 1954. Одновременно Вьетнам был разделен по 17 параллели, так что Тонкин и северная часть Аннама вошли в состав Демократической Республики Вьетнам, а Кохинхина и южная часть Аннама образовали Республику Вьетнам.

Доколониальный Индокитай.

До 1770 территория современного Вьетнама была фактически разделена на две враждующие половины по широте города Донгхой, расположенного на узкой прибрежной равнине в центральной части страны. Власть императоров династии Ли, которая теоретически распространялась на весь Вьетнам, с течением столетий ослабевала. Светская власть оказалась в руках двух чуа (наследственных губернаторов). Дом Чинь правил на севере (северная часть Аннама и Тонкин), а дом Нгуен – на юге (южная часть Аннама и Кохинхина).

На западе от Вьетнама простирались земли Лаоса. На юге находилась Камбоджа – королевство темнокожих наследников цивилизации кхмеров (о величии которой свидетельствуют руины Ангкора).

Первые контакты с французами.

В ходе восстания 1771 во Вьетнаме (восстание Тэйшонов) были свергнуты император и оба чуа. Косвенно это восстание способствовало утверждению в стране французского влияния. Наследник чуа на юге Нгуен Ань воспользовался помощью французского католического епископа Пиньо де Беэна для победы над Тэйшонами. Разбить восставших ему удалось в значительной мере благодаря европейским наемникам, после чего Нгуен Ань объединил Вьетнам и провозгласил себя императором Зя Лонгом (годы правления 1802–1820). В благодарность за оказанную поддержку Зя Лонг разрешил христианским миссионерам беспрепятственно заниматься проповедничеством. Однако его преемники восприняли эту деятельность как вмешательство иностранцев во внутренние дела и начали систематически преследовать христиан. Убийство нескольких французских и испанских миссионеров привело к тому, что во Вьетнам была отправлена франко-испанская эскадра (1858).

Усиление французского влияния.

Эта эскадра обстреляла и заняла портовый город Дананг, но военным кораблям не удалось подняться по мелководной реке до вьетнамской столицы Хюэ. Между командующими возникли разногласия по поводу дальнейших операций, и испанский флот отплыл, оставив французов в одиночестве. В 1859 французы взяли Сайгон. Война продолжалась до июня 1862, после чего император уступил французам три восточные провинции Кохинхины. В 1867 французы дополнительно аннексировали три западные провинции Кохинхины и образовали колонию Кохинхина.

Тем временем король Камбоджи, чья страна оказалась объектом экспансионистских устремлений Франции и Сиама (Таиланда), согласился в 1863 на протекторат Франци, хотя административная власть была передана французам не ранее 1884.

В 1873 Франция нашла повод для второй интервенции во Вьетнам, воспользовавшись тем, что император обратился к губернатору Кохинхины с просьбой помочь ему выдворить французского купца Ж.Дюпюи из Тонкинского Ханоя. Так называемая следственная миссия Ф.Гарнье захватила в ноябре 1873 Ханой, и в 1874 с императором был подписан договор, который разрешал иностранным судам плавать по р. Хонга (Красной) и гарантировал французам права на защиту на всей территории Вьетнама. Фактически договор предоставлял Франции плацдарм для проникновения в Китай.

Ситуация в Тонкине оставалась очень напряженной. Сельскую местность терроризировали банды разбойников, известные как «Черные флаги» и «Желтые флаги», которые бежали из Китая после подавления там Тайпинского восстания. В стране находились китайские войска, приглашенные императором для борьбы с этими бандами, действовало также вьетнамское движение «Ученые», устроившее массовую резню христиан. В 1882 французы отправили в Тонкин дополнительные вооруженные силы под командованием А.Ривьера. После захвата Ханоя они оккупировали весь Тонкин, изгнав оттуда китайцев. По договору 1884 Тонкин и Аннам превратились в протектораты Франции, и тогда же были подтверждены ее протекторат и административная власть над Камбоджей. Однако Сиам продолжал удерживать контроль над значительной территорией Камбоджи. Вьетнамско-китайская граница была установлена подписанным в Тяньцзине в 1995 договором между Китаем и Францией, по которому также признавались права последней на оба протектората.

Аналогичный статус приобрел и Лаос в 1893, когда под угрозой французских пушек Сиам снял свои притязания на земли по левому берегу Меконга. Позже, в 1904, Сиам отказался от некоторых территорий на севере Камбоджи и от части южного Лаоса на правом берегу Меконга, а в 1907 уступил Франции две западные провинции Камбоджи – Сиемреап и Баттамбанг.

Индокитайский Союз.

По конституции, введенной фраенцузским декретом из Парижа в 1887, протектораты Тонкин, Аннам и Камбоджа, а также колония Кохинхина были объединены в Индокитайский Союз. Несколькими годами позже в него вошел Лаос. Правительство Союза возглавлял ответственный перед министром колоний Франции генерал-губернатор, который обладал широкими административными полномочиями. При нем в 1928 был создан консультативный орган – Большой Совет по экономическим и финансовым делам. Половину членов Совета составляли высокопоставленные французские чиновники, представители Колониального совета Кохинхины и Торговой и Сельскохозяйственной палат. Вторая половина была образована представителями местного населения. Совет рассматривал проекты бюджетов Союза и его членов, а также предложения по налоговой политике.

Все пять членов Индокитайского Союза сохраняли свои собственные административные системы и местные правительства. Прямое правление французских чиновников было учреждено только в Кохинхине, имевшей статус колонии, а не протектората. Ее губернатору, который подчинялся генерал-губернатору, помогал Колониальный совет, включавший французов и 12 коренных жителей. Кохинхина имела также, в отличие от других участников Союза, своего представителя в палате депутатов Франции. В протекторатах управление осуществлялось через местных чиновников, уцелели и традиционные административные институты. В Аннаме и Тонкине власть олицетворяли императоры, а Камбодже – король. Лаос тоже возглавлял монарх, но его прерогативы распространялись лишь на область Лаунгпхабанг в северо-центральной части страны. Францию в каждом из протекторатов, где были созданы консультативные ассамблеи, представлял верховный резидент, в Лаосе ее представитель именовался администратором. Судопроизводство в Кохинхине осуществлялось французскими магистратами, под юрисдикцией которых находились как иноземцы, так и местные жители. В протекторатах коренное население было ответственно перед собственными органами юстиции, а французские суды рассматривали дела иностранцев. Апелляции поступали в суды высшей инстанции в Сайгоне и Ханое, состоявшие из французских юристов, которым при разборе дел туземцев ассистировали местные чиновники.

Смотрите так же:  Страховка в кондопоге

Достижения и неудачи французов.

Когда французы начали утверждаться в Индокитае, в этом регионе не было ни городов, ни путей сообщения в их современном понимании, отсутствовали больницы, и коммунальное хозяйство.

За время французского правления удалось достичь заметного прогресса: строились железные и автомобильные дороги и мосты, была создана система телеграфной связи, выросли города. Появились больницы и школы, университет с несколькими факультетами, в том числе медицинским. Многие коренные жители отправлялись для завершения образования в Европу, где становились квалифицированными врачами, инженерами, архитекторами и т.п. В странах Индокитая были сооружены современные порты, заложены каучуковые, чайные, табачные и прочие плантации, основаны крупные промышленные предприятия, такие, как хлопчатобумажная фабрика в Намдине и Хайфонский цементный завод, возникли угольные шахты и рудники по добыче других полезных ископаемых. Экспортную ориентацию приобрело производство широкого ряда товаров, особенно риса.

Оборотной стороной медали была постепенная утрата коренным населением контроля почти над всеми сторонами общественной жизни. На местах в протекторатах сидели туземные чиновники, но реальная власть принадлежала администраторам из Парижа. Многие специалисты из числа индокитайцев, получившие хорошее образование или овладевшие техническими профессиями, трудились бок о бок с французами в государственных учреждениях, где убеждались, что за аналогичную работу они получают существенно меньшую компенсацию. В Индокитае иронизировали, что французская демократия великолепная вещь, но экспорту не подлежит. Французские компании получили монопольные права на ведение коммерческих дел. Самое сильное недовольство проявляли вьетнамцы, которые особенно активно выступали против иностранного господства. Сопротивление иноземному колониальному правлению зародилось среди высокообразованной части общества, чиновников и ученых, но вскоре охватило широкие слои общества.

Вторая мировая война и подъем национально-освободительного движения.

Стратегически выгодное положение Индокитая явилось той причиной, по которой японские милитаристы обратили внимание на эту территорию. Еще до начала Второй мировой войны они потребовали от Франции закрыть железную дорогу, связывающую Тонкин с китайской провинцией Юньнань, по которой шли военные поставки китайцам. В сентябре 1940 японцы предприняли наступательную операцию в северном Индокитае, где им было оказано вялое сопротивление, и по соглашению, подписанному в июле 1941 с вишистским «правительством» Франции, захватили всю страну.

В эти годы в колонии действовало несколько национально-освободительных организаций, наиболее дееспособной среди которых была Лига борьбы за независимость Вьетнама, сокращенно Вьетминь. Ведущие позиции в ней занимали коммунисты, но были представлены и несколько партий, ставивших лишь одну цель – ликвидацию чужеземного господства в родной стране.

В годы войны функции управления в Индокитае номинально оставались в руках прежней колониальной администрации вплоть до 9 марта 1945, когда японцы интернировали французских военнослужащих, а затем и многих гражданских лиц. Следующим шагом японских оккупационных властей стало провозглашение от имени трех монархов «независимости» трех государств Индокитая. После капитуляции Японии на его территории к северу от 16-й параллели были введены китайские войска, а к югу – британские.

В этой сложной ситуации националистически ориентированные партии Вьетнама, частью направлявшиеся китайской стороной, развернули отчаянную борьбу с тем, чтобы не допустить восстановления колониального режима. После освобождения англичанами интернированных французских солдат те немедленно включились в борьбу со сторонниками независимости на Юге, но в Тонкине получивший поддержку американской военной миссии Вьетминь сформировал 2 сентября 1945 правительство суверенного Вьетнама. Это привело к отречению императора Бао Дая. Метрополия, озабоченная безопасностью все еще томившихся в заключении в Северном Вьетнаме тысяч французов и француженок, чьи судьбы зависели от доброй воли Вьетминя и китайцев, была вынуждена вступить в переговоры с новым правительством и смириться с независимостью новообразованного государства.

Камбоджийский король Нородом Сианук заключил 7 января 1946 соглашение с Францией, по которому его страна получила автономию во внутренних делах. В Лаосе национально-патриотические силы образовали «демократическое» правительство. Оно было признано королем, который, однако, уже 10 ноября 1945 объявил о своем отречении. Это революционно настроенное правительство было затем разогнано французскими войсками, причем с наследным принцем Савангом была достигнута договоренность о формировании нового кабинета министров.

На протяжении 1946 тянулись безуспешные переговоры между Вьетминем и Францией. 19 декабря 1946 боевые отряды Вьетминя атаковали французские воинские части, начав войну, продолжавшуюся вплоть до 1954. Движение сопротивления действовало также в Камбодже и Лаосе, но с гораздо меньшим размахом, чем во Вьетнаме. Мощный удар по надеждам французских властей нанесла победа коммунистической партии в Китае. Китайцы стали выделять Вьетминю вооружение, боеприпасы, амуницию, обучать военные кадры, оказывать техническую помощь. В свою очередь, обеспокоенные изменением обстановки в Индокитае, США начиная с 1951 вступили на путь широкомасштабной поддержки Франции.

Война в Индокитае завершилась перемирием, достигнутым на международной конференции в Женеве в начале лета 1954 – после того, как метрополия согласилась, признать независимость и государственный суверенитет Лаоса и Вьетнама в составе Французского Союза. Аналогичный статус был обещан Камбодже, получившей независимость позднее в том же году. До Женевской конференции французы потерпели ряд крупных военных поражений, в частности при Дьенбьенфу. В соответствии с подписанными на ней соглашениями Франция была обязана вывести из стран региона свои войска. Таким образом, в 1954 Французский Индокитай прекратил свое существование как колониальное политическое образование, на его территории появились четыре самостоятельных государства: Демократическая Республика Вьетнам (Северный Вьетнам), Республика Вьетнам (Южный Вьетнам), Камбоджа и Лаос. См. также КАМБОДЖА; ЛАОС; ВЬЕТНАМ; ВЬЕТНАМСКАЯ ВОЙНА.

Новости Политика

Макрон уверен в законности ударов по бывшей французской колонии

Французский президент во время телефонного разговора заявил Владимиру Путину, что считает «легитимными» удары Запада по Сирии. Об этом по результатам беседы сообщил Елисейский дворец.

Между тем Кремль делает в своём сообщении акцент на том, что Путин донёс до Макрона своё видение ситуации и, в частности, подчеркнул, что акция трех стран, совершивших ракетные удары по объектам в Сирии явилась не только грубейшим нарушением международного права, но и привела к осложнению политических процессов урегулирования.

Обе страны действительно имеют разные точки зрения на случившееся, но вот основания для французской позиции далеки от правовых. Объяснением этому могут в какой-то степени послужить недавние слова Макрона, сказанные им в одном из интервью. Он заявил, что удар по Сирии призван «заставить Путина понять, что мы там», добавив, что считает такие действия «решением для установления мира в Сирии». Логика сомнительная.

Макрон напрямую связал воздушный удар по инфраструктурным объектам на территории другого государства с идеей установления там мира. При том, что даже Россия, на законных основаниях использующая свои вооруженные силы в Сирии говорит о том, что ведёт там борьбу с террористическими группировками. О попытках восстановления мирной жизни говорят лишь специалисты Центра по примирению враждующих сторон. Однако, они работают на сирийской земле в непосредственном контакте с представителями гражданского населения Сирии и уж точно не используют в своей работе крылатые ракеты.

Сирийский вопрос, как ожидается, станет одним из ключевых на переговорах Макрона и Трампа, к которому президент Франции летит на 3 дня. Учитывая, что Мануэль Макрон называет себя автором идеи нанесения ракетного удара по Сирии, убедившим на такой шаг Дональда Трампа и Терезу Мэй, становится любопытным какие ещё советы для своего американского коллеги приготовил французский президент.

Эксперты полагают, что Макрон хочет примирить на себя роль посредника между Россией и Западом, а участие в коалиционных ударах по Сирии — это одновременно и игра мускулами и заявка на признание Франции активным игроком в регионе. Впрочем, со стороны это производит как раз обратное впечатление. Вовлекаясь в военные авантюры Лондона и Вашингтона, Париж явно выглядит исполнителем на вторых ролях, лишая себя возможности проводить самостоятельную политику, которую Франция могла бы себе позволить.

Колониальный пакт: как Франция управляет своими бывшими колониями

Современная Франция стала своеобразным символом торжества мультикультурализма и левых идей. Если кто-то хочет указать на ужасы Европы, он непременно сошлется на Францию, где «миллионы арабов», «на улице белого человека не увидеть» и так далее. Между тем Франция, несмотря на торжество левых идей, по-прежнему остается теневой империей. Когда империей называют РФ, это несколько удивляет. Что это за империя, у которой нет ни одной колонии? Все соседи, которые должны находиться в сфере влияния, открыто враждебны, и даже формальные «друзья» дружат за деньги и с нескрываемым глумлением, достаточно вспомнить регулярные демарши Лукашенко или Рахмона. Франция имеет гораздо больше оснований называться империей даже сейчас. Она все еще сохранила заморские территории за тысячи километров от своих границ и все еще негласно управляет третью Африки.

Причина послевоенной деколонизации европейских империй — не гуманизм, а скорее печальная необходимость. Во-первых, она была условием вступления США во Вторую мировую войну (Атлантическая хартия). Во-вторых, после войны СССР активно содействовал деколонизации, считая угнетенные территории идеальным плацдармом для наступления коммунизма. Оказавшись между молотом и наковальней, т. е. между требованиями сильнейшей страны в мире — США — и подпольной деятельностью СССР, европейские империи решили, что выбирать между ужасным концом и ужасом без конца не имеет смысла, и то и другое невыгодно, а гораздо выгоднее формально распустить свои империи, но на своих условиях, сохранив там влияние.

Поначалу французы, не совсем удачно выступившие во Второй мировой войне и лишившиеся своего флота, пытались удержать свои колониальные территории. Восьмилетнюю войну в Индокитае сменила восьмилетняя война в Алжире. Уже в ходе конфликта стало ясно, что военным способом заморские территории не удержать, и чтобы не остаться у разбитого корыта, нужен план.

Колониальная система Франции была весьма неоднородной. До начала Второй мировой войны каждая французская колония обладала своим статусом. Например, Алжир вообще не считался колонией, а официально входил в состав государства на правах провинции. В отличие от стандартных колоний, в Алжире жили и сами французы, а не только единичные управленцы. Соседние Тунис и Марокко считались протекторатами. У них официально были свои короли и фактически они не входили в состав Франции. Статус протектората имела, например, азиатская Камбоджа. В Африке, где государственность находилась на самом низком уровне, французскими владениями управляла колониальная администрация совместно с советом вождей (на низовом уровне).

В 1946 году, когда война уже заканчивалась, а победители настаивали на деколонизации, французы попытались схитрить, провозгласив все свои колонии «заморскими территориями» и по сути присоединив колонии к Франции («Французский союз»). Отныне негры, арабы и восточные азиаты избирали своих депутатов в национальный совет.

При этом азиатские колонии французы де-факто потеряли еще во время войны, когда они были частично оккупированы японцами. После ухода японцев в Азии появился еще один сильный игрок — Китай, который действовал в союзе с СССР. Французы пытались отвоевать Индокитай военным путем, но сил не хватило, и Республика уступила, признав независимость этих стран.

Смотрите так же:  Гражданско-правовой договор образец 2019 год

Бывшие французские колонии

Тем временем началось пробуждение национальных чувств у североафриканцев. Марокканский султан принялся активно требовать независимости и отказался от лояльности к французам. Те арестовали его, но началось восстание, причем никак не связанное с султаном. Французы, подумав, решили дать Марокко независимость и вернуть султана на место, потому что лучше иметь дело со старым знакомым, чем с берберами из пустыни.

В Тунисе, который к тому моменту уже имел статус автономии, тоже началось восстание, и французы в обмен на военную базу признали независимость страны. Марокканцы и тунисцы легко отделались в основном потому, что французское правительство не могло распылять силы на всю северную Африку и решило сосредоточиться на Алжире. В отличие от Туниса и Марокко, которые считались протекторатами, а при создании Французского союза отказались вступать в него на правах ассоциированных государств, Алжир юридически был территорией Франции, причем уже очень давно, еще с середины XIX века. В Алжире жило более миллиона французских поселенцев — их называли pieds-noirs, «черноногие». Эта достаточно большая этнографическая группа говорила на особом диалекте французского. Знаменитый писатель Альбер Камю или, например, модельер Ив-Сен Лоран — как раз из pieds-noirs. Французам совершенно не хотелось отдавать полноправную часть Франции — поэтому легко уступив тунисцам и марокканцам, французы до последнего сражались за Алжир.

Война осложнялась тем, что во Франции сложилась большая диаспора гастарбайтеров из Алжира, всячески поддерживавших идеи независимости, а в самом Алжире образовалась не меньшая прослойка из французов, считавших, что Алжир — это Франция. Обе общины несли потери в результате различных акций с той и с другой стороны. После завершения войны вся французская диаспора и некоторые харки (алжирцы, воевавшие на стороне Франции, зачастую принявшие христианство и французскую культуру) были вывезены во Францию.

Французы проиграли две колониальных войны и лишились больших территорий в Азии и Северной Африке. Но у Франции еще оставались заморские департаменты в Южной Америке и Магрибе. В Азии французы не могли противостоять слишком сильному игроку — Китаю. В Северной Африке положение усугубляли развитые территории и большое население, переставшее быть лояльным. Зато в Южной Америке никаких конкурентов не нашлось, и Франции до сих пор удалось сохранить небольшие территории в качестве заморских провинций. В субсахарской Африке сложилась двойственная ситуация. С одной стороны, уровень развития территорий и самосознания населения был низок, с другой стороны, СССР активно развивал идеологическую экспансию на континент, щедро подбрасывая оружие и мотивируя потенциальных повстанцев. Африку терять не жалко, она далекая и чужая, но во французских колониях имелись огромные запасы полезных ископаемых. В результате французские лидеры нашли компромиссный вариант.

Этим вариантом стала идея Françafrique. «Франсафрика» означает примерно следующее: мы, французы, очень сожалеем, что столько лет держали в подчинении народы свободолюбивой Африки. Но мы отдаем себе отчет в том, что африканские страны пока еще слабы, не имеют опыта государственности, а их экономики очень уязвимы. Чтобы не допустить серьезных последствий после нашего ухода, мы в полной мере сохраним свое присутствие в экономике новообразованных государств, а также обеспечим их рынки своими товарами. Чтобы не допустить экономических ошибок, которые негативно скажутся на населении этих стран, мы будем управлять денежной политикой этих государств, а чтобы уберечь их от войн, мы сохраним в них свои военные базы. Африке нужны талантливые политики, поэтому мы сами будем решать, подходит тот или иной президент для власти или нет.

В 1960 году все «черные» колонии Африки получили независимость. Причем их желание не играло никакой роли. Габон, например, хотел остаться заморской провинцией, но ему объяснили, что независимость обязательно нужна всем неграм, исключений не делают.

Французы сразу подписали с пребывавшими в эйфории аборигенами массу договоров «о дружбе». Франция «по дружбе» размещала в этих странах военные базы и негласно гарантировала лидерам защиту от возможных революций и переворотов, если те станут вести правильную политику. Франция по дружбе обещала давать африканским странам кредиты под покупку французских товаров. Кроме того, французские друзья оказывали африканцам большую услугу, занимаясь добычей полезных ископаемых.

Во всех «черных» французских колониях в качестве официального сохранялся французский язык. Это надежно привязывало местные элиты к Франции, ведь уровень местного образования оставался на уровне букваря, а французы готовы были учить будущие постколониальные элиты в своих университетах, где будущая верхушка независимых стран привязывалась к французской культурной модели и попадала в поле зрения французов.

Кроме того, почти все бывшие французские колонии сохранили в качестве своей валюты африканский франк. Франков давно нет в самой Франции, а в Африке все еще есть. До настоящего времени франк сохранился в 14 государствах. Восемь государств в зоне франка BCEAO: Бенин, Буркина-Фасо, Гвинея-Бисау, Мали, Нигер, Сенегал, Того, Кот-д’Ивуар. И еще шесть государств в зоне франка ВЕАС: Габон, Конго, Камерун, Центральноафриканская республика, Чад, Экваториальная Гвинея. ВЕАС и ВСЕАО — это аббревиатуры банков, занимающихся их эмиссией. ВЕАС — Банк Государств Центральной Африки, ВСЕАО — Банк Государств Западной Африки.

Курс африканского франка раньше был привязан к французскому франку, а сейчас привязан к евро. Фактически через этот валютный союз французы до сих пор оказывают существенное влияние на экономику африканских стран. Поскольку гарантом конвертируемости африканского франка к евро выступает Франция, страны валютного союза должны хранить большую часть своих валютных резервов там же, во французском казначействе. С одной стороны это весьма сильно ограничивает возможности африканских стран в зоне франка, но есть и некоторые плюсы. Курс африканского франка остается стабильным — большая редкость на континенте, где в одной из стран накануне окончательного вывода из обращения местной валюты печатались купюры номиналом 100 триллионов. Так что не смотря на все неудобства идея вернуть белым людям их бремя выглядит не так уж плохо. Во всяком случае, бывшая португальская Гвинея-Бисау и испанская Экваториальная Гвинея присоединились к валютному союзу уже в 90-е годы.

Но влияние французов в Африке не исчерпывается экономикой. В большей части бывших колоний сохранились французские военные базы. Позднее из ряда «неперспективных стран» французы войска вывели, оставив базы в Кот-д’Ивуаре, Габоне, Чаде, Сенегале и Джибути. Центром французского влияния в Африке является Кот-д’Ивуар. Эта страна обладает одной из самых развитых экономик на континенте — благодаря присутствию французских компаний. В Кот-д’Ивуаре активно добывается нефть, газ и полезные ископаемые, кроме того неплохо развито сельское хозяйство. Франция остается важнейшим торговым партнером Кот-д’Ивуара.

На примере этой страны хорошо видно, как работает система Франсафрики. Она вовсе не обязательно подразумевает демократию, как многие могли подумать. На такие мелочи в Африке никто не обращает внимания. Например, за 55 лет независимости Кот-д’Ивуара сменилось всего 4(!) президента. Официальный отец страны Феликс Уфуэ-Буфаньи правил ей 33 года, до самой своей смерти. Начинал он еще как депутат в Национальном собрании, поначалу связался с коммунистами, но вовремя понял преимущества сотрудничества с французами. После независимости его фактически назначили президентом. Буфаньи был умен — на фоне своих африканских коллег. Конечно, он не устоял перед соблазном запретить все политические партии, зато он не провозглашал особый африканский путь и дружил не с коммунистами, а с французами, гарантируя им полное доминирование в экономике. Взамен белые не только не ругали его за авторитарность, но и спасали. Буфаньи подписал с ними договор о дружбе, разрешающий Франции вмешиваться во внутренние дела страны в случае угрозы французским интересам, и европейские друзья несколько раз спасали этот живой французский интерес от государственного переворота. Кроме того, в Кот-д’Ивуаре на самом высшем уровне работали французские советники.

После смерти Буфанье его сменил официально назначенный преемником Бедье. Но в 1999 году его свергли военные под руководством Роберта Геи. Французы переворот одобрили и велели провести новые выборы. На выборах победил Гбагбо, но Геи провозгласил победителем себя. Гбагбо повел сторонников на штурм президентского совета и Геи убежал. Гбагбо стал президентом, но тут началась гражданская война.

Дело в том, что Кот-д’Ивуар был богатой по меркам региона страной, и туда из соседних государств с начала 60-х приезжало множество гастарбайтеров-мусульман, которые оседали на севере страны. Фактически страна разделилась на мусульманский север и христианский юг. Мусульмане традиционно считали себя обделенными, и когда их кандидата на выборах попытались снять (по закону у кандидата в президенты оба родителя должны родиться в Кот-д’Ивуаре), началось вооруженное противостояние. Французы поддерживали президента Гбагбо (сначала арестовали несколько человек за заговор против Гбагбо и французских интересов, затем развернули ограниченный воинский контингент под предлогом защиты французских и иностранных граждан). При этом белые друзья совершенно случайно уничтожили все ВВС республики. Почти анекдотическая история: котдивуарские ВВС нанесли удар по повстанцам, но случайно задели французский лагерь, несколько человек погибло. Французы, недолго думая, разбомбили все самолеты и вертолеты, которые имелись в наличии у котдивуарцев, попросту упразднив местные ВВС. Впрочем, никакого развития этот конфликт не получил.

В 2010 году на новых выборах победил оппозиционер Уаттаре, и теперь уже Гбагбо заявил о своей победе. Французы для разнообразия поддержали его оппонента. Против Гбагбо моментально были введены международные санкции, и он с верными людьми из армии попытался силой удержать власть. Саркози развернул воинский контингент, который теперь помогал уже повстанцам Уаттары. Французы имели бронетехнику, наносили удары с воздуха по президентскому дворцу, и в результате спецоперации спецназа захватили Гбагбо в плен. Теперь он сидит в Гааге в ожидании трибунала, его обвиняют в преступлениях против человечности. Самая трогательная деталь: преступления он совершал не на этой войне, а на прошлой, в которой его поддерживали как раз французы.

Частично похожа и история независимого Габона. Габон тоже одна из богатейших стран Африки, благодаря маленькому населению и большим запасам нефти. Там за 55 лет сменилось и вовсе всего 3 президента. Первый лидер страны Мба был смещен в 1964 году в результате военного переворота. Хотя заговорщики клялись, что их позиция останется профранцузской, в Париже нахмурились и через два дня французские десантники освободили Мба из заточения. Остаток своего срока он провел в президентском дворце под охраной французов. После смерти Мба в 1967 году президентом Габона стал Омар Бонго — этот оставался у власти 42 года. Бонго не чурался африканской экзотики (например, он разработал оригинальную теорию о том, что габонцы на самом деле являются представителями белой расы и зародились в Египте, а их черная кожа стала следствием переселения на юг), но он не опускался до совсем уж людоедства, только понемногу грешил коррупцией. Хотя американцы неоднократно утверждали, что Бонго является одним из самых коррумпированных мировых лидеров, да и сами французы прекрасно знали, что ему принадлежит шикарный особняк на Елисейских полях, его никто не трогал. После смерти Бонго президентом стал его сын и остается им до сих пор.

Впрочем, что говорить про коррупцию, когда французы терпели и куда больших эксцентриков, чем безобидный Бонго. Например, Бокасса из Центральноафриканской республики: самый настоящий ветеран, участник Второй мировой, получал французские награды. Но весьма экзотичен — своих политических оппонентов он, по слухам, просто съедал. Угрожал уйти из зоны франка и начать дружить с СССР, запрещал французским журналистам работать в стране. Впрочем, все его шалости французы терпели — в ЦАР были важные урановые месторождения, а Бокасса щедро дарил французскому президенту д’Эстену бриллианты, за что тот называл его «членом своей семьи». Французы даже закрыли глаза на безумную коронацию Бокассы: он провозгласил себя императором и потратил на церемонию четверть годового дохода страны.

Смотрите так же:  Судебный приставы ломоносовского района

Терпение французов лопнуло, когда Бокасса издал указ о ношении формы, поставив страну на грань гражданской войны. Все школьники и студенты должны были носить специальную форму — форма, разумеется, шилась на фабриках Бокассы и стоила несколько месячных зарплат. На улицах начались настоящие бои между молодежью и солдатами. Вскоре французы воспользовались тем, что император уехал в Ливию, и отправили спецназ на захват столицы. Французские десантники провозгласили нового лидера ЦАР, а Бокассе позволили остаться во Франции, где он жил в своем замке. Впрочем, свержение черного Наполеона мало что изменило: с тех пор произошел уже десяток военных переворотов. Центральноафриканской республикой успел некоторое время поуправлять даже выпускник советского техникума из города Орел. В настоящее время подобие государства в ЦАР поддерживается только присутствием французских солдат.

Участие французских войск в африканских конфликтах на той или иной стороне давно уже стало обыденностью. В 1962 году французские солдаты восстанавливали свергнутого президента в Сенегале. В 1968-м защищали президента Чада от повстанцев. В 1978-м разворачивались в Чаде, чтобы прекратить войну. В том же году воевали с повстанцами, чтобы диктатор Заира Мобуту удержал власть. В 1986-м десантники высаживались в Того для предотвращения переворота.

Хотя в последнее время французы пытаются дистанцироваться от своей африканской политики на словах, на деле они вряд ли собираются покончить с Франсафрикой. Так, в октябре 2012 года президент Франсуа Олланд заявлял:

Времена того, что называли «Франсафрика», прошли. Теперь есть Франция, есть Африка, и есть партнерство между Францией и Африкой с отношениями, основанными на доверии, прозрачности и единомыслии. Я считаю африканцев партнерами, друзьями. Дружба подразумевает обязанности, и первейшая из них — искренность.

Однако уже спустя 2 месяца, в январе 2013 года, французские войска начали операцию «Сервал» в Мали с целью «обеспечения безопасности французских граждан и сохранения территориальной целостности страны» против исламистских повстанцев. Хотя операция была завершена еще в 2014 году, французские войска по-прежнему остаются в Мали.

Разумеется, Франсафрика породила свои легенды. Главная из них — знаменитый «король наемников» и «корсар республики» Боб Денар, ставший участником половины африканских конфликтов и доброй дюжины переворотов. Хотя Денар формально никогда не назывался агентом французских спецслужб, сам он никогда не отрицал, что работал только в плотном контакте с ними и никогда не выступал против французских интересов. Связь «короля наемников» с французскими силовиками в целом не секрет, а на символическом суде над Денаром в его защиту хлопотал лично Жак Фоккар — основатель и проводник политики Франсафрики.

Фоккар был своеобразной смесью Суркова и Володина: многолетний серый кардинал внешней политики и любитель многоходовочек. Фоккар вырос в одной из колоний и с детства знал подводные камни заморских территорий, занимаясь там бизнесом. В годы войны он официально числился в Сопротивлении и близко сошелся с де Голлем. После войны он стал одним из самых видных его соратников. Он был одним из организаторов разведслужбы новой Франции, SDECE. Также Фоккар отметился созданием DPS — милитаризированной охраны «Национального фронта». Да-да, того самого, детища Ле Пена.

Будучи знатоком колоний, Фоккар всюду сопровождал де Голля (он и сам по убеждениям был правым голлистом) в поездках по колониальным территориям. За год до африканской независимости Фоккар получил пост генерального секретаря по вопросам Африки. Фактически именно он определял всю французскую политику в бывших колониях, входя в крайне узкий круг людей, принимающих решения (президент, главы спецслужб и военные). Фоккар знал все африканские расклады, лично устанавливал контакты со всеми африканскими лидерами, санкционировал привлечение военных и наемников из ЧВК для поддержки или свержения африканских президентов, за что получил неформальное прозвище Monsieur Afrique.

Главными противниками Фоккара на черном континенте были просоветские силы. В борьбе с ними он достиг успеха. Почти всех профранцузских президентов удалось удержать у власти, но случались и неудачи. В Республике Конго на долгое время установился просоветский режим, который так и не удалось свалить. Попытка свержения просоветской власти в Бенине также провалилась. Но иногда французы вступали в противоборство и на чужих территориях. Нигерия была бывшей британской колонией; после попытки отделения от страны штата Биафра, ценного огромными запасами нефти, разразилась гражданская война. Нигерийскую армию поддерживали СССР и Британия, а сепаратистов из Биафры поддерживали французы, снабжая их вооружением и организуя вербовку наемников. Хотя сама Франция, как и ООН, не признала независимость Биафры, ключевые французские сателлиты в Африке (Кот-д’Ивуар и Габон) её признали. Гражданская война закончилась гибелью примерно 2–3 миллионов человек, а лидер сепаратистов нашел убежище в Кот-д’Ивуаре.

Фоккар руководил африканской политикой до середины 70-х годов. После этого он формально уже не возглавлял секретариат по колониальным делам, но ни одна операция все равно не проводилась без его участия. Фоккар знал все и всех, его регулярно привлекали как консультанта. Стоит отметить, что у Фоккара был свой стиль работы, весьма циничный. Он совершенно не стеснялся переворотов, подкупов, его не угнетала необходимость иметь дела с диктаторами и коррупционерами. Если другие страны старались действовать как можно более незаметно, то французы, не чинясь, свергали или удерживали у власти нужных им людей — благо, у них имелась замечательная подстраховка в виде договоров о дружбе, подписанных со всеми африканскими странами, которым они дали независимость. Согласно этим договорам, Франция имела полное право использовать силу, если ощущала угрозу своим национальным интересам.

Французы совершенно не рефлексировали и легко поддерживали полных отморозков. Диктатор Заира Мобуту, которому французские войска помогали оставаться у власти 32 года, запретил в стране европейскую одежду, устраивал публичные казни политических оппонентов и украл из бюджета 5 миллиардов долларов, полностью разорив страну, что не мешало президенту д’Эстену называть его своим другом. Впрочем, д’Эстен, как мы уже говорили, называл членом своей семьи императора-людоеда Бокассу — такие у него были представления о дружбе.

Во всех профранцузских африканских странах президенты первым делом запрещали все политические партии, после чего правили по 30–40 лет, если не умирали раньше или не переходили дорогу французским интересам — в последнем случае разговор с ними был короткий. Правда, СМИ постоянно утверждают, что африканские диктаторы попросту платят французским президентам своеобразную дань, чтобы их не очень тревожили претензиями по поводу прав человека. В частности, несколько лет назад один из работников секретариата по делам Африки Робер Буржи заявил, что в былые годы выступал своеобразным посредником между диктаторами и французами:

По словам Буржи, он переправлял деньги Жаку Шираку и премьер-министру Доминику де Вильпену в спортивных сумках, в сувенирных барабанах, спрятанными в альбомах и плакатах. Средства поступали от таких видных африканских лидеров, как Дени Сассу-Нгессо (Конго/Браззавиль), Абдулай Вад (Сенегал), Блеза Компаоре (Буркина-Фасо), Омар Бонго (Габон), Лоран Гбагбо (Кот-д`Ивуар) и др. По словам помощника Гбагбо, полностью подтвердившего слова Буржи, в его случае речь шла о €3 млн. По словам Буржи, средства шли в основном на предвыборные кампании президентов. «Ширак и де Вильпен считали деньги прямо у меня на глазах»,— утверждает Буржи. За восемь лет, по его словам, Ширак таким образом получил примерно 20 млн долларов. По словам Робера Буржи, так же обстояли дела и при предшественниках Ширака — Жорже Помпиду, Валери Жискар д`Эстене и Франсуа Миттеране.

Впрочем, никаких уголовных дел после этих заявлений не возбудили.

Нельзя сказать, что французы сильно заботятся о процветании бывших колоний. Многострадальный Нигер, в котором за годы независимости произошло около 20 переворотов, стабильно занимает последнее место во всевозможных рейтингах ВВП на душу населения и индекса человеческого потенциала. Более-менее неплохо идут дела только в Габоне — за счет больших запасов нефти и маленького населения. Относительно развит Кот-д’Ивуар, за счет тех же сырьевых ресурсов. Чад, ЦАР, Нигер, Буркина-Фасо, Мали, Сенегал, Того — стабильно входят в число беднейших государств планеты.

При этом Франция даже не является главным покупателем товаров, производимых в этих странах — они интересуют ее только в качестве рынков сбыта. Французская республика — главный импортер для Сенегала, Габона, Камеруна, Республики Конго (не путать с бывшей бельгийской колонией), Чада, Нигера. Для остальных бывших африканских колоний, не перечисленных выше — второй по объемам импортер.

Так что такое Франсафрика? Во-первых, система неформальных связей и андеграундная политика. Большая роль личных отношений и договоренностей. Дипломатия ведется не традиционными дипломатами, а «неформалами» — топ-менеджерами крупных французских корпораций и сотрудниками спецслужб, которые имеют куда большее влияние, чем обычные послы и консулы.

Во-вторых, жесткий экономический контроль над бывшими колониями через валютный союз африканского франка. Кредиты выдаются по строгим ограничениям, в основном под покупку французских же товаров, то есть деньги даже не уходят из страны.

В-третьих, военный контроль. В ключевых странах размещаются французские военные базы. Практически все эти государства в добровольно-принудительном порядке подписали договоры о дружбе и помощи, по которым французы имеют полное право разворачивать в Африке военные силы и вмешиваться в политические события, если видят угрозу своим национальным интересам.

Соблюдение трех вышеперечисленных пунктов позволяет французам контролировать добычу важных полезных ископаемых и быть главным поставщиком товаров на рынки своих неофициальных колоний. В некоторых бывших французских колониях добывался уран для французской ядерной программы, причем правительства не имели права продавать уран кому-либо, кроме Франции.

В политике Франсафрики для французов есть только плюсы. А вот для африканцев все уже не столь радужно. Откровенно говоря, старый добрый колониализм был куда выгоднее африканцам, чем тщательно замаскированный неоколониализм. Раньше, во всяком случае, колонизаторы как-то подтягивали уровень колоний, развивали инфраструктуру, учили аборигенов в миссионерских школах, лечили их в туземных больницах и, в общем, вкладывались в развитие потенциала. Сейчас эта обязанность лежит уже на самих государствах, три четверти которых — откровенные failed states. А французы, в свою очередь, не имеют никаких обязательств перед ними. Независимость, суверенитет. Проблемы индейцев не волнуют шерифа.

В итоге с деколонизацией и молодой африканской демократией вышло как-то неловко. Как говорил один российский премьер: хотели как лучше, а получилось как всегда. Вместо расцвета Африки получилась клоака размером в целый континент. «Африканский человек не вошел в историю», — заявил однажды Саркози. В этом он прав, но верно и то, что в этом была «заслуга» не одних только африканцев. Впрочем, исключительно кознями французов проблемы Африки тоже не объяснить.

Обсуждение закрыто.