Чехословацкий договор 1968

Польско-чехословацкий договор 1947 года, 10 марта (СИЭ, 1968)

ПОЛЬСКО-ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ ДОГОВОР 1947 года О дружбе и взаимной помощи — подписан 10 марта в Варшаве со стороны Польши председателем Совета Министров Ю. Циранкевичем и министром иностранных дел З. Модзелевским, со стороны Чехословакии — председателем правительства К. Готвальдом и министром иностранных дел Я. Масариком сроком на 20 лет. Обе стороны обязались укреплять постоянную дружбу, экономическое и культурное сотрудничество (ст. 1). Договор предусматривал обязательство пресечь любую угрозу агрессии со стороны Германии или какого-либо другого государства, объединившегося с ней. С этой целью обе страны обязались участвовать во всех международных акциях для поддержания мира и безопасности (ст. 2). Если одна из сторон подвергнется агрессии со стороны Германии или какого-либо другого государства, вступившего в союз с ней, другая сторона немедленно окажет ей военной помощь и поддержку всеми средствами (ст. 3). Стороны договорились (ст. 4) не участвовать в союзах и коалициях, направленных против другой стороны, разрешить все территориальные споры в течение 2 лет, заключить соглашения в области экономического и культурного сотрудничества между обеими странами.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 11. ПЕРГАМ — РЕНУВЕН. 1968.

«Dziennik Ustaw Rzeczypospolitej Polskiej», 1948, No 7, poz. 47; «Sbírka zákonu a narizeni republiky Ceskoslovenské», 1947, No 154, s. 805-810.

ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ КРИЗИС 1968 ГОДА

Чехословацкий кризис 1968 г. – попытка проведения реформ социализма в Чехословакии, отрицательно встреченная руководством СССР и большинства других социалистических стран Европы. Окончился введением в ЧССР советских войск и подразделений других стран ОВД, сворачиванием реформ и сменой чехословацкого руководства.

Преобразования и реформы.

Прологом к чехословацкому кризису стали попытки реформировать чехословацкий социализм, известные под названием «Пражской весны». Первые шагом стала хозяйственная реформа, начатая в 1965 г. Она подразумевала внедрение в социалистическое плановое хозяйство рыночных механизмов, большую самостоятельность предприятий от государства, сокращение государственного участия в экономике. Она дала результат – жизненный уровень населения несколько вырос, экономика оживилась.

Постепенно назрели изменения в политике. В Чехословакии 1960-х гг. активно шел процесс реабилитации тех, кто пострадал от репрессий рубежа 1940-1950-х гг. Представители Словакии были недовольны слишком высокой степенью централизации страны, и настаивали на преобразовании Чехословакии в федерацию двух республик. В руководстве Коммунистической партии (КПЧ) также оформилась группа реформаторов, открыто в октябре 1967 г. выступавшая за обновление социализма и смену государственного и партийного руководства.

Значительную роль в событиях «Пражской весны» сыграла гуманитарная интеллигенция. Трибуной противников режима стали издания «Литерарни новины» и «Культурны живот». IV съезд союза писателей ЧССР превратился в открытое выступление против власти. В октябре 1967 г. на демонстрацию протеста вышли студенты пражских вузов. Ее силовой разгон вызвал критику не только гуманитарной интеллигенции, но и части партийного руководства.

Изменения в партийном руководстве и последовавшие преобразования.

4 января 1968 г. на пленуме ЦК КПЧ от руководства партией отстранили консерватора А.Новотного, сохранившего на некоторое время пост президента. Новым руководителем партии стал сторонник реформ, лидер словацких коммунистов А.Дубчек. В марте пост президент занял герой Второй мировой войны генерал Л.Свобода. Другие руководящие должности также заняли приверженцы изменений в государстве и обществе – парламент возглавил Й.Смрковский, во главе правительства встал О.Черник.

Программа новых властей предполагала дальнейшее сокращение участия государства в экономике, децентрализацию управления и демократизацию общественной жизни. Предполагалась последовательная реабилитация людей, осужденных по политических статьям. Ослаблялась цензура в СМИ, упростилась процедура поездок в капиталистические страны. Чехословакию планировалось преобразовать в федерацию двух республик – Чешской и Словацкой. Наука и культура должны были занять в обществе независимое от государственных органов положение. Задачей, провозглашенной руководством, стало построение «социализма с человеческим лицом».

В марте 1968 г. с фактической отменой цензуры печать захлестнула волна публикаций антикоммунистического содержания. Издательства печатали произведения писателей, открыто ругавших социализм (М.Кундеры и ряда других). В театрах шли пьесы критиков власти (например, будущего президента В.Гавела). Возникли открыто некоммунистические общественные организации (Клуб активных беспартийных и д.р.). Создавались новые молодежные организации, на предприятиях возникали объединения нового типа, неподконтрольные партийным органам. Реформаторы усиливали свое влияния и в партийных ячейках на местах.

27 июня 1968 г. писатель Л.Вацулик опубликовал манифест «2000 слов», под которым подписались тысячи людей. Он предлагал снять все препятствия для реформ на местах, требовал полной демократизация, открыто критиковал консервативное крыло КПЧ. Документ вызвал критику в других социалистических странах, его отвергло руководство партии. Однако почти половина местных партийных организаций поддержали манифест. В целом реформы благожелательно воспринимались большинством чехословацкого общества.

Критика шагов чехословацкого руководства в странах ОВД и СЭВ.

Реформы в Чехословакии не предполагали полный разрыв с социализмом. Страна не собиралась выходить из Варшавского договора и СЭВ, не ставила под сомнение важность особых отношений с СССР и другими социалистическими странами. Наиболее критически к происходящему в ЧССР были настроены руководители ГДР В.Ульбрихт и Польши В.Гомулка. В Советском Союзе возникли опасения, что чехословацкие власти не удержат обстановку под контролем, и в итоге европейскому лагерю социализма будет угрожать раскол.

23 марта 1968 г. на совещании представителей коммунистических партий в Дрездене прозвучала критика чехословацких реформ. После этого ЦК КПСС разослал директиву о положении дел в ЧССР, где выражается недовольство стремлением к особому пути строительства социализма. Параллельно в СССР и других социалистических странах приступили к разработке военных мер. Началось планирование операции под кодовым названием «Дунай». В апреле 1968 г. командующий ВДВ генерал В.Ф.Маргелов получил директиву о необходимости готовить высадку десантников на чехословацкой территории, а в случае сопротивления местных военных – подавить его силой.

Тем не менее советское руководство стремилось найти политическое решение. 4 мая 1968 г. в Москве генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев принял чехословацкую делегацию во главе с А.Дубчеком. Советские руководители резко высказались о происходящем в Чехословакии, но чехословацкое руководство не заявило о желании свернуть реформы. 8 мая прошло совещание руководителей СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии. В.Ульбрихт, В.Гомулка и глава болгарских коммунистов Т.Живков выступили за самые жесткие меры, руководитель Венгрии Я.Кадар предостерег от силового решения, напомнив о кровавых событиях 1956 г. в собственной стране.

В конце мая 1968 г. руководство Чехословакии дало согласие на ввод подразделений стран ОВД для участия в военных учениях «Шумава», прошедших 20-30 июня 1968 г. В них приняли участие около 16 тысяч военнослужащих. В дальнейшем продолжилась подготовка к военному вторжению в Чехословакию. С 23 июля по 10 августа в СССР, ГДР и Польше прошли тыловые учения «Неман», с 11 августа проходили учения войск ПВО «Небесный щит». Подготовкой к возможному введению войск занимались и войска связи.

В то же время СССР прилагал усилия к политическому решению вопроса. 15 июля 1968 г. руководители коммунистических партий направили открытое письмо ЦК КПЧ. 29 июля – 1 августа 1968 г. в Чиерне-над-Тисой прошли переговоры, в которых участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиума ЦК КПЧ. Чехословацкая делегация в целом отвергла возможность сворачивания реформ, но член президиума В.Биляк поддержал СССР. Тогда же поступило письмо кандидата в члены президиума ЦУ КПЧ А.Капека с предложением ввести в страну военные подразделения других стран ОВД.

3 августа в Братиславе прошло совещание руководителей шести коммунистических партий, где от А.Дубчека потребовали провести кадровые перестановки в руководстве государства и КПЧ. Тогда же поступило письмо пяти членов президиума ЦК КПЧ (В.Биляка, А.Индры и др.), в котором они просили ввести в страну войска стран-участниц ОВД, чтобы вырвать ЧССР «из лап контрреволюции». Дубчек согласился на проведение кадровых перестановок, но с проведением данного решения в жизнь медлил. И 16 августа 1968 г. Политбюро ЦК КПСС одобрило план введения войск в Чехословакию.

17 августа с Дубчеком встретился венгерский руководитель Я.Кадар, указавший, что ситуация становится критической. Спустя день в Москве прошло совещание глав СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии. На нем согласовали все мероприятия по введению войск, в том числе и получение просьбы о «братской помощи» со стороны ряда членов президиума ЦК КПЧ. Данный довод стал основным в письме на имя президента ЧССР Л.Свободы о мотивах введения войск.

Ввод войск стран-участниц ОВД на территорию Чехословакии.

В ночь с 20 на 21 августа, накануне открытия съезда КПЧ, войска стран ОВД перешли границу Чехословакии в 18 местах. СССР направил 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка (всего порядка 170 тыс. человек). Польша отправила пять пехотных дивизий численность до 40 тыс. военных, ГДР – две дивизии (15 тыс.), Венгрия – мотострелковую дивизию и ряд других подразделений (12,5 тыс. военных), Болгария – два мотострелковых полка и танковый батальон (2164 чел). Командовал группировкой заместитель министра обороны СССР, генерал армии И.Г.Павловский. По приказу президента Л.Свободы армия Чехословакии организованное сопротивление не оказывала.

Подразделения ОВД в течение дня 21 августа заняли ключевые объекты в Праге, Братиславе, Брно и других крупных городах. Местное население встречало приход войск неодобрительно. В разных местах возникали стихийные акции против вторжения. Пришедшим войскам отказывались предоставлять продовольствие и топливо, отмечены случаи смены дорожных знаков. Не обошлось и без отдельных инцидентов. Боевые потери советских войск составили 12 погибших и 25 раненых, небоевые -84 погибших и 62 раненых. По современным оценкам, в ходе вторжения были убиты 108 граждан Чехословакии, свыше 500 получили ранения.

На срочном заседании Президиума ЦК КПЧ большинство его участников осудили вторжение. С похожим заявлением выступили правительство и парламент. А.Дубчек выступил по радио с призывом к согражданам соблюдать спокойствие и отказаться от кровопролития. Министр иностранных дел И.Гаек осудил ввод войск в ходе своего выступления на Совете Безопасности ООН в Нью-Йорке. Утром 21 августа сотрудники КГБ и местной службы безопасности задержали Дубчека, премьер-министра О.Черника, председателя парламента Й.Смрковского, председателя Национального фронта Ф.Кригеля и ряд других высокопоставленных лиц. Их вывезли на военный аэродром, после чего доставили в Москву для переговоров.

По инициативе пражского городского комитета КПЧ в столичном районе Высочаны на территории одного из заводов начал свою работу XIV чрезвычайный съезд партии. Туда прибыли свыше тысячи делегатов из Чехии – представители Словакии подъехать не успели. Участники съезда выразили поддержку реформам, осудили вторжение и не переизбрали в руководящие органы никого из просоветских политиков. В Братиславе прошел чрезвычайный съезд Коммунистической партии Словакии, созванный вопреки сопротивлению антиреформаторских сил.

Международная реакция.

21 августа 1968 г. последовала международная реакция на протесты. США, Великобритания, Франция выступили в Совете Безопасности ООН с требованием обсудить события в Чехословакии, СССР выступил против. Введение войск осудили руководители таких социалистических стран, как Румыния, Югославия, Албания и Китай. Недовольство действиями Советского Союза выразили представители многих коммунистических партий стран Западной Европы, после чего наметился раскол в мировом коммунистическом движении.

Свертывание реформ и изменения в политической верхушке.

23-26 августа 1968 г. в Москве проходили переговоры руководителей СССР и ЧССР. Первоначально Советский Союз предполагал создать новое рабоче-крестьянское правительство во главе с А.Индрой, но президент Л.Свобода отказался его признать. Данное требование СССР снял, после чего члены чехословацкой делегации подписали документ из 15 пунктов под названием «Программа выхода из кризисной ситуации». Он предполагал отказ от реформ «Пражской весны», отмену решений XIV съезда КПЧ и оставление в Чехословакии советского военного контингента. Протокол отказался подписать только Ф.Кригель.

Смотрите так же:  Иск об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания

После переговоров началось сворачивание реформ. Поддержавшие московский документ Л.Свобода и избранный главой коммунистов Словакии Г.Гусак вошли в состав президиума ЦК КПЧ. На пленуме ЦК КПЧ в ноябре 1968 г. приняли резолюцию, осуждающую действия реформаторов. Однако протесты населения продолжались. 16 января 1969 г. студент Я.Палах совершил самосожжение в центре Праги, его похороны вылились в антиправительственную демонстрацию. В марте 1969 г. празднование победы сборной ЧССР по хоккею над командой СССР переросло в антиправительственную демонстрацию и погром представительства «Аэрофлота».

СССР подал официальный протест, и под его влиянием на пленуме ЦК КПЧ в апреле 1969 г. произошла смена власти. Все реформаторы покинули партию, А.Дубчека во главе партии сменил Г.Гусак. Председателем парламента стал А.Индра, правительства – Л.Штроугал. На сентябрьском пленуме ЦК КПЧ отменили все постановления XIV съезда. В 1970 г. прошла чистка партийных рядов, более 20% коммунистов лишились партийного билета. В декабре 1970 г. был принят манифест консервативных сил в партии под названием «Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ».

Последствия и итоги.

«Пражская весна» оказалась разгромлена. Демократические преобразования в Чехословакии были свернуты, роль государства в экономике снова увеличилась. Активные противники подавления «Пражской весны» лишились своих постов, работы, некоторые отправились в тюрьмы. В то же время расстрелов и сверхдлительных тюремных заключений для сторонников реформ не предусматривалось. Ряд противников новой власти (например, режиссер М.Форман и писатель М.Кундера) эмигрировали из страны. Единственное существенное изменение, предложенное реформаторами и утвержденное новыми властями, касалось устройства государства. Чехословакия с 1 января 1969 г. стала федерацией двух республик.

Итогом Чехословацкого кризиса 1968 г. стало то, что при помощи внешнего вмешательства у власти еще на 20 лет остались полностью ориентированные на СССР представители КПЧ. В стране оставался советский военный контингент, на международной арене ЧССР полностью поддерживала действия Советского Союза. В дальнейшем массовых антикоммунистических выступлений в Чехословакии не было до 1988 г. Установившаяся в стране форма правления получила название «Режим нормализации». Он сохранялся до 1989 г., когда в результате «Бархатной революции» власть КПЧ, а вместе с ней и социализма, пали.

Прага-1968: взгляд через поколения

Военный метод разрешения политических противоречий в стране историки и аналитики называют одной из самых бессмысленных внешнеполитических акций СССР и одной из самых вредных для имиджа страны. Согласно хронике событий, в 1960-х годах Компартия ЧССР переживала разделение на два лагеря — консервативный во главе со президентом Антонином Новотны и «реформаторский», который представлял первый секретарь КП Словакии Александр Дубчек.

В январе 1968 года партийный съезд КПЧ избрал первым секретарем Дубчека. Тот начал реформы и хотел совместить советское соцстроительство с европейской социал-демократией – это получило название «социализма с человеческим лицом». В марте 1968 года президентом страны стал герой войны, легендарный командующий Чехословацкой бригадой Людвиг Свобода, который поддержал реформы Дубчека. Так началась «Пражская весна».

Либерализация в Чехословакии вызвала недовольство коммунистических лидеров в других странах. Те боялись, что это как минимум, приведет к ослаблению военной мощи Варшавского договора. Ночью 21 августа 1968 войска начали вторжение в братскую республику — операцию «Дунай», несмотря на то, что в самом советском руководстве события в Чехословакии считали неоднозначными. Кстати, по официальной версии, об оказании вооруженной помощи в борьбе с контрреволюционными группировками союзников по военному блоку попросило тогдашнее правительство Чехословакии. Оно считало, что «при поддержке враждебных империалистических стран готовится государственный переворот с целью свержения социализма».

О ходе тех событий и о развитии ситуации сказано уже немало. Сегодня хочется заострить внимание на другом. Как уже было сказано выше, очень и очень многое из происходившего в тот период имеет в наши дни совершенно иное звучание. Сегодня это звучит смешно, но тогда на полном серьезе утверждалось, что предложенные Дубчеком идеи «социализма с человеческим лицом» якобы, подрывали представление об истинности марксизма-ленинизма, диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии. А это, в свою очередь, затрагивало властные интересы партийной элиты, чего тогдашние лидеры допустить никак не могли.

Говоря о произошедшем почти полвека назад в Чехословакии, хочется сказать вот о чем. По мнению многих, те события не должны в наши дни использоваться для разжигания страстей, для сталкивания народов, для раздувания истерии. На подобном «погорели» многие народы, когда пытались вновь и вновь разворошить былые обиды. Тем более что те, кто участвовал в событиях тех дней (речь, конечно же, не о простых солдатах и офицерах, которые выполняли поставленные им задачи, а о политических руководителях) понесли свою кару. Она выразилась хотя бы в том, что именно подавление «Пражской весны» усилило разочарование в самой теории марксизма-ленинизма, способствовало росту идей «еврокоммунизма» среди руководства и членов западных коммунистических партий и впоследствии привело к расколу.

События 1968 года стали лакмусовой бумажкой, позволили выявить истинных патриотов, людей по-настоящему смелых, принципиальных. Одним из тех, кто выразил свой протест против ввода войск, стал Милош Земан – в то время слушатель Пражского экономического университета. За этот поступок он понес суровое наказание для тех времен – был исключен из рядов Компартии. Спустя годы Земан станет первым президентом страны, избранным путем всенародных выборов.

Историки считают, что именно события в Чехословакии 1968 года ускорили наступление в отношениях между Востоком и Западом периода так называемой «разрядки напряженности». Стоит также отметить, что после событий теперь уже «Бархатной революции» в Чехословакии (в ноябре 1989 года) и ухода в отставку прежнего руководства ЦК КПЧ, было принято Заявление советского правительства и совместное Заявление руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и СССР, в которых ввод войск в Чехословакию в 1968 году квалифицировался как «неправомерный акт вмешательства во внутренние дела суверенной страны, акт, прервавший процесс демократического обновления ЧССР и имевший долговременные отрицательные последствия».

Мнение, выраженное в публикации Дмитрия Сергеева, является его личной позицией и может не совпадать с мнением редакции сайта телеканала «Звезда».

Ввод войск стран-участниц Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году

В ночь на 21 августа 1968 года начался временный ввод войск СССР, Народной Республики Болгарии (ныне Республика Болгария), Венгерской Народной Республики (ныне Венгрия), Германской Демократической Республики (ГДР, ныне в составе Федеративной Республики Германии) и Польской Народной Республики (ныне Республика Польша) на территорию Чехословацкой Социалистической Республики (ЧССР, ныне самостоятельные государства Чехия и Словакия) в соответствии с тогдашним пониманием руководством Советского Союза и других стран-участниц сущности интернациональной помощи. Он осуществлялся с целью «отстоять дело социализма» в ЧССР, предотвратить утрату Коммунистической партией Чехословакии (КПЧ) властных полномочий, возможный выход страны из социалистического содружества и Организации Варшавского Договора. (ОВД).

К концу 1960-х годов чехословацкое общество столкнулось с комплексом проблем, решение которых в рамках социалистической системы советского типа не представлялось возможным. Экономика страдала от непропорционального развития отраслей, потери традиционных рынков сбыта; демократические свободы фактически отсутствовали; национальный суверенитет был ограничен. В чехословацком обществе нарастали требования осуществления радикальной демократизации всех сторон жизни.

В январе 1968 года был смещен президент ЧССР и первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Чехословакии Антонин Новотный. Лидером компартии был избран представитель либерального крыла компартии Александр Дубчек, президентом Чехословакии стал Людвик Свобода. В апреле была опубликована программа компартии Чехословакии, в которой провозглашался курс на демократическое обновление социализма, предусматривались ограниченные экономические реформы.

Первоначально руководство СССР не вмешивалось во внутрипартийные проблемы КПЧ, однако главные черты провозглашенной «новой модели» социалистического общества (синтез плановой и рыночной экономики; относительная независимость государственной власти и общественных организаций от партийного контроля; реабилитация жертв репрессий; демократизация политической жизни в стране и др.) шли вразрез с советской трактовкой марксистско-ленинской идеологии и вызывали тревогу у руководства СССР. Возможность «цепной реакции» в соседних социалистических странах обусловила враждебность к чехословацкому «эксперименту» не только советского, но и восточногерманского, польского и болгарского руководства. Более сдержанную позицию занимало руководство Венгрии.

С геополитической точки зрения для СССР возникла опасная ситуация в одной из ключевых стран Восточной Европы. В результате выхода ЧССР из Варшавского Договора произошел бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности.

Применение силы рассматривалось советским руководством в качестве последней альтернативы, но все же весной 1968 года оно приняло решение о необходимости проведения мероприятий по подготовке своих вооруженных сил к действиям на территории Чехословакии.

Вводу войск предшествовали многочисленные попытки политического диалога в ходе межпартийных встреч руководства КПСС и КПЧ, взаимных визитов правительственных делегаций, многосторонних встреч лидеров ЧССР и социалистических стран. Но политическое давление не дало ожидаемых результатов. Окончательное решение о вводе войск в Чехословакию было принято на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа 1968 года и одобрено на совещании руководителей государств-участников Варшавского договора в Москве 18 августа на основании обращения группы партийных и государственных деятелей ЧССР к правительствам СССР и других стран ОВД с просьбой об оказании интернациональной помощи. Акция планировалась как кратковременная. Операция по вводу войск получила кодовое название «Дунай», а общее руководство ею было возложено на генерала армии Ивана Павловского.

Непосредственная подготовка войск началась 17-18 августа. Прежде всего, готовилась к длительным маршам техника, пополнялись запасы материальных средств, отрабатывались рабочие карты, проводились другие мероприятия. Накануне ввода войск маршал Советского Союза Андрей Гречко проинформировал министра обороны ЧССР Мартина Дзура о готовящейся акции и предостерег от оказания сопротивления со стороны чехословацких вооруженных сил.

Операция по вводу войск в Чехословакию началась 20 августа в 23.00, когда была объявлена тревога в задействованных воинских подразделениях.

В ночь на 21 августа войска СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии с четырех направлений с обеспечением внезапности пересекли чехословацкую границу. Передвижение войск осуществлялось в режиме радиомолчания, что способствовало скрытности проведения военной акции. Одновременно с вводом сухопутных войск на аэродромы Чехословакии с территории СССР были переброшены контингенты воздушно-десантных войск. В два часа ночи 21 августа на аэродроме под Прагой высадились части 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда с небольшим интервалом стали приземляться советские военно-транспортные самолеты Ан-12 с десантом и боевой техникой. Десантники должны были взять под контроль важнейшие государственные и партийные объекты, прежде всего в Праге и Брно.

Стремительный и согласованный ввод войск в ЧССР привел к тому, что в течение 36 часов армии стран Варшавского договора установили полный контроль над чехословацкой территорией. Введенные войска размещались во всех областях и крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР. Общая численность войск, непосредственно принимавших участие в операции, составляла около 300 тысяч человек.

200-тысячная чехословацкая армия (около десяти дивизий) не оказывала практически никакого сопротивления. Она оставалась в казармах, выполняя приказ своего министра обороны, и до конца событий в стране оставалась нейтральной. Население, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявляло недовольство. Протест выражался в сооружении символических баррикад на пути продвижения танковых колонн, работе подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц.

Руководство Коммунистической партии Чехословакии было фактически арестовано и доставлено в Москву. Однако политических целей акции первоначально достичь не удалось. План советского руководства сформировать «революционное правительство» из лояльных СССР чехословацких деятелей провалился. Все слои общества Чехословакии выступили резко против пребывания иностранных войск на территории страны.

21 августа группа стран (США, Англия, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступила в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, добиваясь решения о немедленном выводе войск стран Варшавского договора. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Позже и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. Ситуация в Чехословакии обсуждалась также в Постоянном совете НАТО. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства стран социалистической ориентации — Югославии, Албании, Румынии, Китая. В этих условиях СССР и его союзники были вынуждены искать выход из создавшегося положения.

Смотрите так же:  Бланки договор купли-продажи недвижимости

23-26 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры между советским и чехословацким руководством. Их итогом явилось совместное коммюнике, в котором сроки вывода советских войск ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

В конце августа чехословацкие руководители возвратились на родину. В начале сентября наметились первые признаки стабилизации обстановки. Результатом стал отвод войск стран-участниц акции из многих городов и населенных пунктов ЧССР в специально отведенные места дислокации. Авиация сосредоточивалась на выделенных аэродромах. Выводу войск с территории ЧССР мешала сохранявшаяся внутриполитическая нестабильность, а также повышенная активность НАТО у чехословацких границ, которая выражалась в перегруппировке войск блока, размещенных на территории ФРГ в непосредственной близости от границ ГДР и ЧССР, в проведении различного рода учений. 16 октября 1968 года между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В соответствии с документом была создана Центральная группа войск (ЦГВ) — оперативное территориальное объединение Вооруженных сил СССР, временно дислоцировавшееся на территории Чехословакии. Штаб ЦГВ был размещен в городке Миловице недалеко от Праги. Боевой состав включал две танковые и три мотострелковые дивизии.

Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. 17 октября 1968 года начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Акция войск стран Варшавского договора, несмотря на отсутствие боевых действий, сопровождалась потерями с обеих сторон. С 21 августа по 20 октября 1968 года в результате враждебных действий граждан Чехословакии погибли 11 советских военнослужащих, ранено и травмировано 87 человек. Кроме того, погибли в авариях, при неосторожном обращении с оружием, умерли от болезней и т.д. еще 85 человек. По оценке правительственной комиссии ЧССР, в период с 21 августа по 17 декабря 1968 года погибли 94 чехословацких гражданина, ранения различной степени тяжести получили 345 человек.

В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране.

Со второй половины 1980-х годов начался процесс переосмысления чехословацких событий 1968 года. В «Заявлении руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и Советского Союза» от 4 декабря 1989 года и в «Заявлении Советского правительства» от 5 декабря 1989 года решение о вступлении союзных войск в Чехословакию признано ошибочным и осуждено как необоснованное вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

26 февраля 1990 года в Москве было подписано соглашение о полном выводе из Чехословакии советских войск. К этому времени ЦГВ располагалась в 67 населенных пунктах Чехии и в 16 Словакии. В боевом составе насчитывалось свыше 1,1 тысяч танков и 2,5 тысячи боевых машин пехоты, более 1,2 тысячи артиллерийских орудий, 100 самолетов и 170 вертолетов; общая численность военнослужащих составляла свыше 92 тысяч человек, гражданского персонала – 44,7 тысячи человек. В июле 1991 года ЦГВ была упразднена в связи с завершением вывода войск на территорию Российской Федерации.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. В 8 томах —2004 г.)

Ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию

Операция «Дунай» положила конец реформам «пражской весны».

В соответствии с принципами социалистического интернационализма, договорами, заключенными между союзниками по Антигитлеровской коалиции, самим фактом создания ОВД и СЭВ страны социалистического лагеря считались сферой интересов СССР.

Советское руководство не стало препятствовать смене в начале 1968 г. партийного и государственного руководства Чехословакии. В январе 1968 г. вместо А. Новотного первым секретарем ЦК КП Чехословакии стал А. Дубчек, заявивший о необходимости обновления политики партии. В стране стали исчезать цензурные ограничения, развернулись острые дискуссии о необходимости либерализации экономических отношений. Но когда новые руководители ЧССР попытались провозгласить и осуществить реформирование страны, грозившее отходом от принципов социализма и сближением с Западом, лидеры СССР (Л. Брежнев), ГДР (Э. Хоннекер), Польши (В. Гомулка) и других соцстран расценили это как подрыв устоев социализма. После ряда безрезультатных переговоров 21 августа 1968 г. войска пяти государств Варшавского договора — СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши — одновременно с разных направле­ний вошли на территорию Чехословакии. Президент ее Л. Свобода отдал армии приказ не вступать в бой. Первый секретарь ЦК Компартии А. Дубчек и др. лидеры страны были арестованы и вывезены в Москву, где с ними велись «переговоры», в результате которых к власти пришли ставленники Москвы.

Ввод войск в Чехословакию, в отличии от венгерских событий 1956 г., не привел к большим потерям. Обычной выглядела картина, когда пражане, обступив советские танки пытались укорить ни в чем не повинных солдат и офицеров, завести с ними политические дискуссии. Однако сам факт ввода войск ударил по авторитету СССР и стран Варшавского договора, способствовал росту диссидентских настроений в самом Союзе и критике Кремля в различных государствах планеты. Сами чехи и словаки, смирившись с положением вещей, затаили глубокую обиду на СССР, отравлявшую былые теплые и добрососедские отношения.

В тоже время, в результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

«МЫ ДОЛЖНЫ ПРИДАТЬ НОВЫЙ ОБЛИК СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМУ РАЗВИТИЮ…»

Мы должны проложить путь через неизвестность, экспериментировать; придать новый облик социалистическому развитию с опорой на творческое марксистское мышление и опыт международного рабочего движения и с верой в то, что мы верно сумеем использовать социалистического развития Чехословакии, страны, которая несет ответственность перед Международным коммунистическим движением за использование высокоразвитой материальной базы, высокого уровня образования и культуры населения и бесспорных демократических традиций в интересах социализма и коммунизма.

Бывший министр иностранных дел Чехословакии Гаек Иржи

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ТАСС ОТ 21 АВГУСТА 1968

ТАСС уполномочен заявить, что партийные и государственные деятели Чехословацкой Социалистической Республики обратились к Советскому Союзу и другим союзным государствам с просьбой об оказании братскому чехословацкому народу неотложной помощи, включая помощь вооруженными силами».

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ТАСС ОТ 22 АВГУСТА 1968

Воинские части социалистических стран 21 августа вступили в Чехословакию — во все области, включая Прагу и Братиславу. Продвижение войск братских стран происходило беспрепятственно… Население проявляет спокойствие. Многие чехословацкие граждане выражают воинам советской армии свою признательность за своевременный приход в Чехословакию — на помощь в борьбе против контрреволюционных сил».

ВОСПОМИНАНИЯ ДЕСАНТНИКА ЛЬВА ГОРЕЛОВА

В мае месяце 1968 года я получаю шифровку — прибыть срочно в Москву к Маргелову. Я прилетаю, мы с ним расцеловались, он говорит: «Едем к начальнику, Министру обороны»…

Прибываем, входим в кабинет, лежат карты.

— . Товарищ Министр обороны, командующий Воздушно Десантными Войсками с командиром седьмой дивизии прибыли по вашему приказанию!

— Здравствуйте! Генерал, обстановку знаешь в Чехословакии? — ко мне.

— Товарищ Министр обороны, по печати.

— Ну, вот что: берешь командиров полков, переодеваетесь в другую форму и летите в Прагу. Разведка, объектов, который вы будете брать, а брать объекты вот эти.

И показывает мне: ЦК, Совет Министров, Министерство обороны, мосты, телецентр, радиоцентр, вокзал.

— Товарищ Министр обороны, дивизия десантная, не готова драться в населенном пункте, — набрался смелости, — У нас и в уставах и наставлениях нет — брать, драться в городе. Надо время для подготовки.

— Ты генерал, ты и думай, будь здоров.

Прилетаю в Витебск, там мой самолет стоит в Витебске, пересаживаюсь, прилетаю в Каунас. Не успел покушать, вдруг, срочно: «В КГБ на ВЧ. », — у меня в кабинете не было ВЧ, а был ЗАС. Поэтому.

Приезжаю, Маргелов: «Завтра, во столько-то часов, будет самолет — с командирами полков выезжайте в Прагу на разведку, под видом дипкурьеров, пакеты вам будут, которые вы должны вручить там».

Прилетаем в Прагу, приезжаем в штаб ШОВ, штаб такой был, Ямщиков. А там уже наших, человек 20 генералов встречаю, уже они работают.

Я ему, представился, приехал, покажите, мне вот такие, такие-то объекты, чтобы долго не искать. Поехали. ЦК посмотрел, Министерство обороны посмотрел, Совет Министров, все посмотрели, они всем машины дали.

Прилетаю в Москву ночью, меня встречает Крипко — командующий военно-транспортной авиацией, Маргелов. Я докладываю обстановку, все доложил.

Потом вернулись в Витебск из Москвы.

«Что будем делать?» — спрашиваю у командиров полков. Ни одного учения не проведено ни с ротой, ни с батальоном, ни с полком по взятию населенного пункта или какого-нибудь дома.

Собрал я ветеранов, которые в отставке, которые когда-то брали населенные пункты во время войны. Пишем временное наставление по взятию дома. Выводим дивизию, полки, а полки стояли раздельно, а в каждом городе, есть микрорайоны.

Так вот мы с рассветом, до тех пор, пока люди придут с работы мы там тренировались — взятие населенного пункта отрабатывали. А это тактика другая: штурмовой отряд, отряд обеспечения, огневое обеспечение, отделения прикрытия — это целая новая тактика для десантников, да и для всех. Брать населенный пункт — это создавать штурмовые группы надо. Тренирую месяц, говорят: «Комдив с ума сошел, что такое, всех вывели, с утра до ночи, до прихода рабочего класса, штурмуют. »

Где-то 10 или 12 августа — тревога. У меня пакет: выдвигать дивизию на 9 аэродромов.

В Прибалтике все аэродромы задействованы, калининградский аэродром, один белорусский аэродром. Пошла дивизия туда, в исходные районы, там встали. А что делать, ожидать.

450 самолетов, самолётовылетов, везли меня в Прагу, три авиационных истребительных полка — в Германии, Польше прикрывали переброску.

И пошли в Прагу.

Но, момент один есть. Дивизия, значит, артиллерия на машинах, минометы 120мм на машинах. Ну, самоходки, само собой и так далее. Но пехота-то вся. Только радиостанции у командиров. Ведь у десантников-то не было машин. Это сейчас они на боевых машинах, а у нас не было машин.

Так вот, мы десантировались и пошли, каждый знал куда идти, кто в ЦК, кто куда, но как идти? А на аэродроме, сотни автомобилей стоят, это иностранцы, они же и не закрывают эти машины, а десантники все знают как водить машины, так они угнали все эти машины! Вы видели, в кино, как батька Махно, вот он играет на гармошке и сидит на тачанке. Так и они сидят на этих машинах, облепили их, и входят в Прагу.

Вошли. Что нас спасло от кровопролития? Почему в Грозном мы потеряли 15 тысяч наших ребят молодых, а в Праге нет? А вот почему: там были готовы отряды, готовые заранее, Смарковский руководил, идеолог, и другие, которые выступали против СвОбоды. Они сформировали отряды, но оружие не выдавали, оружие по тревоге — приходи, бери оружие. Так мы знали, наша разведка знала, где эти склады. Мы захватили склады в первую очередь, а потом брали ЦК, Генеральный штаб, и так далее, правительство. Первую часть сил мы бросили на склады, потом всё остальное.

Короче говоря, в 2 часа 15 минут я приземлился, а в 6 часов Прага была в руках десантников. Чехи утром проснулись — к оружию, а там стоит наша охрана. Всё.

Смотрите так же:  План график на 2019 год приказ

В 10 часов, поступил приказ из Москвы вывезти правительство и Дубчека на аэродром, и отправить в Москву, на переговоры. Всех их вывезли туда, но уже вывозили не десантники, а БТРы 20-ой армии. Я только помогал их вынимать всех, вытаскивать.

Довезли к аэродрому, получили расшифровку — Дубчека оставить. Их отправить самолетом, а Дубчека оставить, чтобы он обратился к народу. Я думаю, дай поеду, посмотрю на Дубчека. Ну, надо же посмотреть, верно? Приезжаю, представляюсь ему: «Товарищ Генеральный Секретарь, командир седьмой дивизии такой-то, здравствуйте!» Он выходит из машины, а тут караул, охраняют, зам комдив — полковник, начальник караула.

Вот когда я это рассказывал, то Министр чуть со смеху не умер!

Говорит: «Товарищ генерал, а у вас нет чекушки, ну выпить? То есть 100 грамм, не чекушки, 100 грамм?»

Я говорю: «Товарищ Генеральный Секретарь, у нас сухари есть, сухпай есть, все у нас есть накормить вас могу, но водки нету. »

А сержант сзади стоит, говорит: «Товарищ генерал, у меня есть чекушка!»

Я горжусь тем, что операцию провел бескровно. Потерял там одного солдата, и то позже, в обычной жизни.

ПОГАС ОГОНЕК НАДЕЖДЫ

«С чехословацкой точки зрения, интервенция была вероломной. Агрессия оставила глубокий след в Советском Союзе. Вмешательство во внутренние дела Чехословакии погасило огонек надежды на реформу социализма – огонек, который теплился внутри советского общества. Утверждался догматический подход к обществу… Решение о вторжении усугубило внутренние разногласия как в советском, так и восточноевропейском обществе. Долгих 20 лет доминировала политика, в результате которой стало нарастать отставание мирового развития».

А. Дубчек — глава чехословацких коммунистов до советского вторжения в 1968 году

ПЕРЕГОВОРЫ БРЕЖНЕВА С ДУБЧЕКОМ (СТЕНОГРАММА)

А. Дубчек. Я, товарищи, не могу сделать никакого предложения, потому что я видел последнюю сцену из окна своей канцелярии, но потом вошли ваши люди с автоматами, вырвали телефоны — и все. С тех пор ни с кем не было контакта, и мы не знаем, что случилось. Я встретился с т. Черником, он говорит, что тоже ничего не знает, потому что его взяли таким же образом, как и меня. Был он в подвале вместе с остальными, пока не разобрались. Так мы попали сюда. Мы не знаем, что происходит, кто управляет, как идет жизнь в стране. Хотелось бы вместе с вами найти решение. Я согласен с вами, что нужно серьезно подумать, как помочь, потому что это страшная трагедия.

Л. И. Брежнев. Мы правильно понимаем, Александр Степанович, что не будем сейчас толковать ваше сообщение, это не поможет делу. Важно найти сейчас действительный выход, найти такое решение, которое бы, конечно, не сегодня и не завтра, а в будущем, восстановило положение. Поэтому мы понимаем твои последние слова как желание обоюдно с нами, со всеми другими соцстранами найти такое решение, которое проведет нас через определенные трудности, но приведет к дружбе. Мы этого хотим. На этой основе мы хотим беседовать. Так мы понимаем тебя?

А. Дубчек. Да.

Л. И. Брежнев. Теперь объективно должен оказать, что происходит. Войска прошли без единого выстрела. Армия выполнила свой долг. Ваши вооруженные силы были призваны президентом [760] и вашими деятелями не вступать в сопротивление, поэтому человеческих жертв не произошло.

А. Дубчек. Я считаю, что одним из основных шагов, предпринятых Президиумом ЦК КПЧ (хорошо, что был телефон), было указание с нашей стороны по линии армии и государственной безопасности, рабочей милиции, было обращение к народу, чтобы ни в коем случае нигде не было никакого отпора, что это наше желание и наш призыв.

Л. И. Брежнев. Это мы тебе говорим, что жертв не было при вступлении во все города, рабочие и рабочая милиция сопротивления нам не оказывали и не оказывают по сегодняшний день, организованно не выступают. Но что, конечно, при вводе войск неприятное впечатление при всех обстоятельствах было и что, конечно, какая-то часть населения это могла принять плохо, это естественно.

Наши хотели взять и овладеть средствами пропаганды, скажем телевидением, радиостанциями и «Руде право». Остальные газеты мы не трогали. Никакого вооруженного сопротивления не было. Но огромные толпы людей были организованы в момент прихода наших войск. Получилось так, что наши стоят и те стоят. Радиостанция в это время работает и ругает Советскую власть. Наши имели приказ не стрелять, не бить. И так проходила борьба целые сутки. А станция работает, там сидят правые и дуют вовсю правую пропаганду против Советского Союза. Потом взяли «Руде право», и та же самая история, тоже без жертв.

Начались всякие демонстрации, но без рабочего класса, без рабочей молодежи, главным образом молодчики. В некоторых местах было большое скопление народа, в других — небольшое скопление. Все проходило без стрельбы. Убили только нашего часового ночью — он ходил патрулировал, и его убили из-за угла. В Братиславе молодчики сбросили в Дунай легковую машину с двумя нашими людьми. Как будто один спасся, другой утонул. При взятии радиостанции имела место перестрелка, 13 человек наших ранено. Вот все кровавые столкновения.

Н. В. Подгорный. Из окон стреляли в Праге.

Л. И. Брежнев. Стреляли с чердаков, из окон в Праге и в Братиславе. Блокировали эти дома, но никто не выходил оттуда. Наибольше бурлит Прага.

ИЗ ОТЧЕТА СЕКРЕТАРЯ МОСКОВСКОГО ГК КПСС В. ГРИШИНА

«На предприятиях и в учреждениях … проведено свыше 9 тысяч собраний, на которых присутствовало 885 тысяч и выступило 30 тысяч (человек). Выступавшие заявили о полной поддержке… политики ЦК КПСС и Советского правительства…

Вместе с тем в отдельных научно-исследовательских институтах были выступления против мероприятий, осуществляемых советским правительством… Так в НИИ автоматических устройств кандидат технических наук, старший научный сотрудник Андронов, беспартийный, заявил, что он не понимает, кто в Чехословакии и от чьего имени просит помощи Советского Союза, и предложил голосование резолюции общего собрания сотрудников института отложить до выяснения обстановки. Его выступление осуждено участниками собрания».

«РУКИ ПРОЧЬ ОТ ЧЕХОСЛОВАКИИ»

В момент оккупации Чехословакии 7 человек вышли на Красную площадь. Был полдень 25 августа 1968 года. Семеро сели у Лобного места и развернули самодельные плакаты: «Руки прочь от Чехословакии», «Позор оккупантам», «За нашу и вашу свободу».

Из письма Натальи Горбаневской, адресованного редакциям европейских газет: «…Почти сразу же раздался свист, со всех сторон к нам побежали работники госбезопасности в гражданской одежде… с криками: «Все это жиды! Бейте антисоветские элементы!» Мы сидели спокойно и не сопротивлялись. Они вырвали из наших рук транспаранты. Виктору Файндергу разбили до крови лицо и выбили зубы. … Мы счастливы, что смогли показать, что не все граждане нашего государства согласны с насилием, которое проводится от имени советского народа. Мы надеемся, что чехословацкий народ узнал об этом».

АЛЕКСАНДР ТВАРДОВСКИЙ ОБ АВГУСТЕ 1968 ГОДА

Что делать нам с тобой, моя присяга,

Где взять слова, чтоб рассказать о том,

Как в сорок пятом нас встречала Прага

И как встречает в шестьдесят восьмом.

ИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО «ТАНКИ ИДУТ ПО ПРАГЕ»

Танки идут по Праге
в закатной крови рассвета.
Танки идут по правде,
которая не газета.

Танки идут по соблазнам
жить не во власти штампов.
Танки идут по солдатам,
сидящим внутри этих танков.

Боже мой, как это гнусно!
Боже — какое паденье!
Танки по Яну Гусу.
Пушкину и Петефи.

Прежде чем я подохну,
как — мне не важно — прозван,
я обращаюсь к потомку
только с единственной просьбой.

Пусть надо мной — без рыданий
просто напишут, по правде:
«Русский писатель. Раздавлен
русскими танками в Праге».
23 августа 1968

ДВА СЛУЧАЯ В 68-М

Мой отец был в Чехословакии во время событий 1968 года.

Чешские «сопротивленцы» выходили на трассы, перекрывали их собой, не давая проехать автоколоннам с советскими войсками.

Так вот, мой отец рассказывал случай: на гористую дорогу выбежала женщина с маленьким ребенком на руках, и советский танкист не задумываясь резко свернул с дороги. Танк слетел на обочину, сполз в обрыв и загорелся. Все танкисты погибли.

А вот другая отцовская история того периода. В Чехословакию ведь вошли не только советские, но еще и венгерские и немецкие (из ГДР) части. К лагерям солдат из ГДР вечерами собирались местные сопротивленцы, приносили с собой кастрюли и щетки.

Колотили в кастрюли, устраивая страшный грохот, кричали: «Убирайтесь вон». «Кошачий концерт» не давал солдатам возможности поспать, давил на нервы.

Немцы предупредили чехов раз, два. На третью ночь выставили взвод автоматчиков, и те дали очередь по толпе. Сколько людей было убито или ранено, история умалчивает, но больше немцам не докучали.

Владимир Мединский, «Мифы о России»

В 1968‑М МЫ ПРЕДОТВРАТИЛИ ТРЕТЬЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

Автор книг «Операция «Дунай»: как это было» и «Они защищали мир в Европе» гвардии подполковник в отставке Владислав Сунцев рассказал газете «Культура» о некоторых деталях тех событий.

Сунцев: 20 августа 1968 года мы получили боевой приказ о начале операции «Дунай»: к утру 21 августа наша армия должна была совершить 220‑километровый бросок по маршруту Бишофсверда-Дрезден-Пирна-Теплице-Мельник-Прага и занять позиции на северо-западной окраине столицы ЧССР. Важно отметить, что в приказе было запрещено использовать оружие на поражение за исключением случаев вооруженного нападения.

Культура: Но таких случаев было немало? Сегодня либеральными публицистами настойчиво доказывается, что большинство наших потерь были «небоевыми».

Сунцев: Нет, это был самый настоящий военный конфликт. За прошедшие годы мне удалось составить список погибших в те дни в Чехословакии — на сегодняшний день в нем насчитывается 112 человек. Многие погибли от огнестрельных ран, по несколько человек — в сбитых самолете и вертолете. Да и гибель экипажа танка, отказавшегося давить толпу, преградившую дорогу, и рухнувшего с моста, на мой взгляд, потеря боевая. Все эти люди погибли при выполнении боевого задания.

И в самой Праге, и многих других крупных городах — Брно, Братиславе, Пльзене — на улицы выходили тщательно подготовленные молодчики, оказывавшие активное сопротивление войскам Организации Варшавского договора, в том числе поджигали наши танки, бронетранспортеры и автомобили. Но надо понимать, что в предшествующее операции «Дунай» время в Чехословакии среди населения активно велась антисоветская пропаганда. Этим занимался целый ряд финансировавшихся из-за рубежа организаций — «Клуб‑231», «Клуб беспартийных активистов» и тому подобные структуры.

Культура: Велика ли роль западных спецслужб в подготовке этого сопротивления на взгляд военного разведчика?

Сунцев: Она несомненна. Я лично принимал участие в розыске подпольных типографий и радиостанций, а также складов с оружием и боеприпасами, которых на территории Чехословакии к началу операции «Дунай» было очень много. И очевидно, что так подготовиться можно было только при помощи Запада. Более того, по имеющимся данным, западными спецслужбами к августу 1968 года было натаскано более 40 000 антисоветски настроенных вооруженных молодчиков — специальная ударная группа, которая должна была подготовить вторжение на территорию Чехословакии войск НАТО.

Культура: То есть получается, в августе 1968‑го наши войска опередили натовские?

Сунцев: Именно так. Если бы мы не вошли в Чехословакию в ночь с 20 на 21 августа 1968 года, то буквально через несколько часов там уже были бы войска Северо-Атлантического договора. В свою очередь, это не остановило бы Советский Союз, и тогда вполне могла бы начаться Третья мировая война.

Обсуждение закрыто.